(c)2008-2014
Indexhibit

Ostrannenie
2015-2016
video projection, 8'13''

Ostrannenie sees cartography as a symptom of the contemporary image ecology: the difficulty, or even impossibility to find yourself completely outside of the map of any kind. Our precise and accessible maps have acquired more weight than the ever-imperfect reality, and became hyper-real. Weaving the history of technology together with the history of human imagination, the video produces its own alternative genealogy of the worldview - from the times when the Earth rested on elephants’ backs to the current moment of Google Maps.

At the same time the video-essay refers to the works of Viktor Shklovsky, who invented the tern ‘ostranenie’ in order to describe how both literary language and art function. The slowing down of perception through language radically renews the perception of an art object or text, allowing to see its essence. In the same way, the language in the work ‘estranges’ (“ostrannyaet”) the nameless and the neutral, turning in into a ‘country’ (“strana”) - something that can be subject to the tourist industry and media culture.

“Остраннение” исследует картографию как симптом современной экологии изображений - невозможность не быть нанесенным на карту того или иного рода. Точная и доступная карта в нашем мире стала более весомой, чем несовершенная реальность, казалось бы, только и успевающая подстраиваться под нее. Переплетая историю технологического прогресса с историей человеческого воображения, работа создает свою собственную генеалогию картины мира - от момента, когда наша планета покоилась на спинах слонов, до Google Maps и гипер-реалистичных изображений на видео-стоках.

Одновременно видео-эссе является отсылкой к работам Виктора Шкловского, придумавшего термин “остранение”, чтобы описать то, как функционируют литературный язык и искусство: метафора, замедление и затруднение понимания текста или арт-объекта радикально обновляют его восприятие, позволяют снова увидеть его суть. Подобно этому, в работе язык "остранняет" безымянное и нейтральное, превращая его в "страну" - объект, понятный и подвластный туристической индустрии и медиа-культуре.